?

Письма самой себе

Name:
gzhimalo
Birthdate:
12 August 1973
External Services:
  • gzhimalo@livejournal.com
Schools:
Сегодня. Меня. Нет.
Нигде.
Ушла на рыбалку. Ловить. Слова.
Там, где растет серебряное дерево с отполированной до блеска наклонной веткой, есть Пруд. Вода в нем густая и черная, как нефть, но именно в такой и водятся редкие глубоководные экземпляры, при виде которых по коже бегут мурашки то ли от страха, то ли от восхищения.
Я медленно выливаю в ночь Пруда маленькую чашку очень горячего кофе — это лучшая прикормка.
Теперь осталось только забросить бамбуковую удочку с леской из паутины — и ждать. И если не поднимется ветер, не чирикнет во сне встревоженная птица и облака не закроют полную луну…
…Тогда. Я. Может. Быть. Поймаю.
Слово,
которое-как-ключ-открывает-любую-ну-или-почти-любую-дверь.
Я поставлю в темном чулане пузатый аквариум с черной водой и не позволю никому входить внутрь — пусть Слову будет уютно у меня.

******

Крутится, крутится карусель. А я — маленькая, и мама покупает билет и торжественно ведет за ручку. Выбирай лошадку! Выбрала, крепко взялась за гриву — поехали… Не торопясь, наслаждаясь ветерком, соседством с такими же карапузами и панорамой местности. И кажется, что это не деревянная кобылка в яблоках, а настоящий скакун, который скоро увезет меня куда-то далеко, где все будет так, как я хочу. И я сама стану какой-то такой… Я буду писать стихи и вышивать крестиком, путешествовать автостопом, валяться на шкуре белого медведя перед камином и читать Ницше в подлиннике, варить вишневое варенье и лишать рассудка прекрасных принцев своей неземной красотой.

А карусель все крутится, и у меня хватает времени, чтобы изучить ее механизм и понять, что нет никаких принцев, путешествие автостопом — дело опасное и негигиеничное, белых медведей в мире осталось мало, а чтобы сварить вишневое варенье, надо по крайней мере знать рецепт и уметь стерилизовать банки.

Крутится, крутится жизнь. Лошадка становится маловата, панорама наскучила, тетенька-билетерша уехала в южный город и успела вырастить там черешневый сад, и только безумный механизм из заржавевших шестеренок вертится все быстрее. И пронзительно жалко того, кто когда-то на радость детворе придумал это развлечение, не подозревая, чем все это закончится.

Мама, скажи им, чтобы остановили. Меня тошнит. Пойдем домой.

Statistics